Пленарное заседание №2 "Влияние цифровой трансформации на устойчивое развитие общества и государства к 2030 году"

92 просмотра

Алексей Кравченко (4CIO, Директор управляющего офиса) открыл второе пленарное заседание, представив участвующих экспертов:​​​​​

Тамара Меребашвили (Интер РАО, Заместитель генерального директора;
Михаил Хасин (ВТБ, вице-президент, заместитель директора департамента);
Александр Леднев (НПФ "БЛАГОСОСТОЯНИЕ", Заместитель генерального директора по экономике и финансам);
Николай Прянишников (World Class, Генеральный директор, CEO);
Андрей Филатов (SAP, Генеральный директор);
Михаил Петров (Счетная Палата РФ, Директор Департамента цифровой трансформации).

Для начала модератор продемонстрировал результаты небольшого исследования, которые помогают понять, что мы имеем в виду, когда говорим об устойчивом развитии общества и государства, начиная с фундаментальных вещей, таких как сохранение окружающей среды, прогресс научной мысли и образования — и заканчивая governance, стабильным ростом экономики и повышением уровня жизни. Обращаясь к экспертам, Алексей предложил обсудить, насколько вообще критична цифровая трансформация в их компаниях — нужна ли она для достижения «лучшего будущего», или это навязанные меры, которые исполняются исключительно по постановлению государства?

Тамара Меребашвили представила презентацию, подробно объясняющую историю происхождения и развития идеологии ESG (Environmental, social and corporate governance, экологическое, социальное и корпоративное управление) — в ней также были раскрыты особенности и сложности текущего состояния этой идеологии в стране и в мире, а также ключевая роль цифровой составляющей в прозрачной реализации ESG. Печально, но факт — во многих случаях «цифровизация», как и «экологизация», и «социализация» компаний существуют только на бумаге, и только в рамках конкретных методик составления отчётности.

Для банков процесс входа в «цифру» начался несколько раньше, чем для других отраслей — поэтому, по словам Михаила Хасина, ничего нового в ЦТ для банковской сферы нет. «Если не развивать технологии, ты просто вываливаешься из конкурентной борьбы, из рынка, и клиент уходит». Цифровой подход постоянно расширяется и углубляется, количество цифровых услуг, предоставляемых банками, растёт год от года — и внутри компаний также популяризируется уход от бумаги, юридически значимая электронная подпись и другие меры цифровой трансформации процессов.

Андрей Филатов предложил отказаться от термина «цифровая трансформация» вообще. «Когда мы говорим об устойчивом развитии, нужно понимать, что без цифровой развивающей оно невозможно» — сказал он, также подчеркнув, что единой методики подсчёта уровня развития компании в контексте ESG пока что не существует, поэтому делать какие-то оценки рынка на сегодняшний день сложно.

Михаил Петров предложил взглянуть иначе: разработка методик оценки — уже непростая задача, куда ни взгляни; без разработки комплексной модели оцениваемой структуры на основе огромного количества данных сложно даже оценить домохозяйство по конкретным критериям, не говоря уже о сложных и распределённых организациях в разрезе таких расплывчатых терминов, как «цифровизация». Михаил заметил, что Счётная палата уже создаёт специальное подразделение для сбора данных и построения моделей, а также инфраструктуру для него.

Николай Прянишников поделился историей борьбы World Class за жизнь в начале пандемии, осветил сделанные выводы и новый взгляд руководства на устойчивое развитие компании — не в последнюю очередь речь идёт об онлайн-членстве в клубах и онлайн-занятиях внутри ЗОЖ-экосистемы, доступ к которой и предлагается клиентам.

Александр Леднев отметил, что в «Благосостоянии» оперируют математической моделью, охватывающей следующие шесть лет — поэтому «устойчивое развитие» имеет широчайший смысл по сравнению с другими отраслями. «Если говорить про нашу долгосрочную работу — мой акцент, как финансовового директора, во-первых, на платёжеспособности (важнейший критерий для пенсионного фонда), и понятно, что без цифровизации наши объёмы просто не обработать, ведь это 450 тысяч человек, совокупно получающие 30 миллиардов в год. Второй акцент — финансовая устойчивость компании, чтобы мы могли выполнять свои обязательства в любых рыночных условиях».